. Інтелектуальна власність на об'єкти дизайну
http://fcg.com.ua www.fcg.com.ua
Russian (CIS)English (United Kingdom)
"Никчемы": принимаете ли вы меры, направленные на упреждение квалификации налоговыми органами хозяйственных договоров в качестве ничтожных:
 
Главная Публикации Інтелектуальна власність на об'єкти дизайну
Інтелектуальна власність на об'єкти дизайну

© Анатолий ФЕДОРОВ, 2008

(«Меблеві технології», №3 (44) 2008)

Участникам рынка мебельных тканей будет интересно познакомиться со склады-вающейся в стране практикой применения уголовного закона к нарушителям прав интел-лектуальной собственности на дизайны мебельных тканей. Материалы возбужденных в начале этого года в западных регионах Украины уголовных дел позволяют сделать сле-дующие обобщения:

Что именно охраняется уголовным законом?
Часто приходится сталкиваться со мнением, что легальное приобретение тканей га-рантирует предпринимателя от всяческих проблем при торговле ими. В действительности это не так. Одно из фундаментальных положений закона состоит в том, что права на объ-ект интеллектуальной собственности не зависят от прав на те вещи, в которых эти объек-ты реализованы. В данном случае объектом интеллектуальной собственности являются дизайны (рисунки) на тканях, или, говоря языком Гражданского кодекса, - "художествен-ные произведения". Разумеется, эти произведения неотделимы от тканей, на которые они нанесены. Но закон рассматривает эти произведения совершенно абстрактно. Приобретя только ткани невозможно автоматически приобрести и права на их дизайны. Но с другой стороны, совершая определенные действия с тканями можно автоматически нарушить права на дизайны этих тканей.
Причем, абсолютно несущественно, как именно перенесен рисунок на ткань. Закон "Об авторском праве и смежных правах" предусматривает, что копия произведения оста-ется копией этого произведения независимо от материальной формы, в которой она вы-полнена. Для тканей это могут быть копии, выполненные либо окрашиванием волокон, либо с помощью структурных элементов ткани без применения цветов, либо с помощью того и другого. Копия рисунка, выполненная в других цветах, либо цветная копия черно-белого рисунка все равно останется копией именно этого рисунка.
Таком образом, закон охраняет дизайны тканей именно в виде произведений (ри-сунков) как таковых, независимо от того, в каких тканях и каким образом они использова-ны.

Какие действия уголовно наказуемы?
Производители тканей охраняют свои права на дизайны двумя способами: во-первых, приобретая имущественные авторские права на них, а во-вторых, патентуя эти дизайны в качестве промышленных образцов. Причем, патентование дизайна как промоб-разца предполагает, что у заявителя уже имеются имущественные авторские права на не-го.
Соответственно этим способам охраны предусмотрены и две статьи в Уголовном кодексе.
Одна из них - ст. 176 УК предусматривает ответственность за:
1) Незаконное воспроизведение произведений, то есть изготовление тканей с ис-пользованием охраняемых дизайнов.
2) Незаконное распространение произведений. Причем под распространением по-нимается не только торговля. Ст. 1 Закона "Об авторском праве…" под распространением понимает любое действие, которым произведение предлагается публике, включая доведе-ние произведения до ведома публики таким образом, что ее представители могут осуще-ствить доступ к этим объектам из любого места и в любое время по собственному выбору. Поскольку УК не содержит определения понятия "распространение", а приведенное опре-деление этого понятия из Закона является легальным, именно оно и учитывается при ква-лификации преступления. Поэтому уголовно наказуемым, при наличии прочих признаков, может быть также и само по себе предложение тканей для продажи, демонстрация таких тканей на выставках и т.п.
Существенно обратить внимание, что как распространение может квалифициро-ваться и использование тканей указанными способами в составе готовых мебельных изде-лий. Главное в этом случае, чтобы в составе изделия использовалась такая площадь ткани, которая содержала бы рисунок целиком или полный шаг рисунка, если он повторяется на ткани периодически. Это необходимо для вывода о том, что произведение использовано в изделии полностью.
3) Также по ст. 176 УК наказуемо иное нарушение авторского права. Перечень дей-ствий, нарушающих авторское право приведен не в самом УК, а в ст. 50 Закона "Об автор-ском праве…" и он довольно обширен. Помимо перечисленного выше в него также входит экспорт и импорт тканей, регистрация авторских прав на "чужой" дизайн под своим име-нем и даже одно лишь только создание угрозы нарушения авторского права. Кроме того, описывая возможные способы нарушения авторского права, ст. 50 Закона ссылается на ст. 15 этого же Закона, в которой говориться, что перечисленный в ней список способов ис-пользования произведения не является исчерпывающим. Это значит, что в каждом кон-кретном случае противоправность тех или иных посягательств на авторские права будет оцениваться следствием и судом.
Промышленный образец представляет собой отдельный предмет посягательств в соответствии со ст. 177 УК. Уголовно наказуемы:
1) Незаконное использование промобразца. Как и в других случаях, УК не опреде-ляет понятие "использование". За разъяснением нужно обратиться к специальному Закону "Об охране прав на промышленные образцы". Ст. 20 этого Закона использованием про-мобразца признает изготовление изделия с использованием запатентованного промобраз-ца, применение такого изделия (в том числе для изготовления мебели), предложение с це-лью продажи, в том числе через Интернет, продажу, импорт и иное введение его в граж-данский оборот или хранение такого изделия в указанных целях.
2) Присвоение авторства на промобразцы, под которым в данном случае подразу-мевается патентование промобразца на свое имя лицом, которое не является его автором или правопреемником автора.
3) Иные нарушения права на промобразцы, определенные ст. 26 Закона "Об охране прав на промышленные образцы". Среди них можно отметить передачу прав на незаконно запатентованный промобразец или выдачу лицензии на его использование.

Как разграничиваются составы преступлений, предусмотренных ст.ст. 176 и 177 УК?
Если в качестве промобразца патентуется именно рисунок, то некоторые наруше-ния прав на промобразец, предусмотренные ст. 177, будут автоматически нарушать и ав-торские права на этот рисунок, охраняемые ст. 176. Прежде всего, это будет изготовление, импорт и распространение тканей с использованием охраняемого дизайна.
К сожалению, в данный момент еще отсутствуют соответствующие разъяснения Верховного Суда. Но, как представляется, такие действия следует квалифицировать имен-но по ст. 177 УК в связи с тем, что эта статься носит более специальный характер. При любом указанном нарушении прав на промобразец будет иметь место нарушение соответ-ствующих авторских прав, но не любое нарушение авторских прав будет автоматически приводить к нарушению прав на промобразец хотя бы потому, что объект авторских прав может быть и не запатентован в качестве такового.
Вместе с тем, сферы действия этих двух составов преступлений не всегда совпада-ют. В частности, по ст. 177 УК наказуемы любые случаи хранения тканей с целью прода-жи. А ст. 176 УК исключает ответственность за хранение тканей, если оно не связано с демонстрированием дизайнов публике, то есть хранение не в торговом зале магазина, а на складе, например.
С другой стороны, ряд посягательств на дизайны, защищенные патентом на про-мобразец, придется квалифицировать по ст. 176 УК. Так, из сферы действия ст. 20 Закона "Об охране прав на промышленные образцы", а следовательно, и ст. 177 УК почему-то выпал экспорт контрафактных тканей, который, тем не менее, предусмотрен ст. 176 УК.

Какие формальности должны быть соблюдены владельцами дизайнов для обеспечения их уголовно-правовой охраны?
Разумеется, нарушение прав на объект промышленного образца предполагает, что существует сам промышленный образец. А для этого необходима процедура патентова-ния. Но это, однако, не означает, что событие преступления будет иметь место только при наличии у потерпевшего патента. Объектом посягательства являются права, вытекающие из патента. А эти права действуют с даты публикации сведений о выдаче патента и даты оплаты годичного сбора за поддержание его действия в зависимости от того, какая из этих дат наступила позже (ст. 20 Закона "Об охране прав на промышленные образцы").
А вот с моментом возникновения авторских прав все обстоит принципиально ина-че. Ни само авторство, ни передача имущественных авторских прав не подлежат обяза-тельной регистрации (хотя это и не исключается). Поэтому доказательством существова-ния у компаний имущественных авторских прав будут служить авторские договоры, для которых законом предусмотрена лишь простая письменная форма.

Если владелец дизайнов неизвестен?
Уголовная ответственность наступает лишь за нарушение прав интеллектуальной собственности, совершенное умышленно. Вместе с тем, когда партии тканей приобрета-ются не у официальных дистрибьюторов, покупатели зачастую не получают информации о том, кому принадлежат права на соответствующие дизайны и как именно эти права оформлены. Если в дальнейшем покупатели перепродают такие ткани или используют их в мебельном производстве, то допускают ли они тем самым умышленное нарушение прав неизвестных им субъектов права интеллектуальной собственности?
Практика уголовного судопроизводства отвечает на этот вопрос однозначно утвер-дительно. Дело в том, что закон категорически запрещает использование произведений или их копий в любой материальной форме без согласия владельца прав интеллектуаль-ной собственности (ст. 426 ГК). Это значит, что если владелец дизайна выбранной ткани неизвестен, а следовательно, с ним невозможно заключить авторский договор, то такую ткань в принципе нельзя использовать указанными выше способами. Закон предусматри-вает лишь ограниченный круг случаев правомерного использования произведений без со-гласия владельца прав интеллектуальной собственности на них. Разумеется, коммерческое использование в этот круг не входит.
Выбирая ткани определенных дизайнов для их последующей перепродажи или для изготовления мебели, правонарушитель рассчитывает, что именно выбранные им дизайны будут иметь привлекательность для потребителя. Тем самым сознательно выбирается оп-ределенное произведение и, вместе с тем, нарушается требование обязательного получе-ния разрешения на его использование. Поэтому при коммерческом использовании тканей определенных дизайнов умысел всегда налицо.
Поэтому, чтобы избежать подобных рисков, потребителям тканей необходимо в обязательном порядке включать в договоры о поставках тканей оговорку об интеллекту-альной собственности. Разумеется, это может обеспечить только производитель или офи-циальный дистрибьютор тканей определенных дизайнов.

Как определяется размер причиненных убытков?
Уголовная ответственность наступает за перечисленные выше деяния в том случае, если размер причиненного материального вреда в 20 раз будет превышать необлагаемый минимум доходов граждан. Для квалификации преступлений сумма необлагаемого мини-мума определяется на уровне 50% такого размера одной минимальной заработной платы, который действовал по состоянию на 1 января того года, в котором совершено преступле-ние. Для 2008 г. этот размер составил 515,00 грн. Следовательно, необходимый для ква-лификации деяния как преступного размер вреда в 2008 г. должен превышать 5150,00 грн.
Остается дискуссионным вопрос о содержании понятия материального вреда для такого рода преступлений. Вред, причиняемый нарушением авторского права, носит иной характер, чем, например, вред, причиненный кражей. Нарушение авторских прав не при-водит к прямым потерям имущества или денежных средств у владельца этих прав. Речь может идти только об утрате вероятных доходов, которые могли бы быть получены, если бы не имела места деятельность правонарушителя. Хотя УК и не содержит определения понятия материального вреда, практика исходит из того, что он равен тому, что в граж-данском праве именуется неполученным доходом, о чем, собственно, и говориться в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда от 31.03.1989 г. № 3 «О практике применения судами Украины законодательства о возмещении материального вреда, причиненного преступлением, и взыскания безосновательно нажитого имущества».
Первый подход связан с принципом разделения стоимости интеллектуальной соб-ственности и вещей, в которых эти объекты реализованы. Типичный пример - распростра-нение компьютерных программ. В этом случае продается не носитель с программой сам по себе, а право использования программы. Поэтому абсолютно неважно, сколько носите-лей с программой было реализовано. Программу можно приобрести вообще без носителя, загрузив файл из сети. Важно, сколько лицензий на использование программы не было приобретено из-за реализации ее контрафактных экземпляров. В этом случае размер вреда равен стоимости самого права использования программой.
Иной подход должен применяться при определении вреда от распространения кон-трафактных тканей. Возникновение материального вреда у потерпевшей стороны всегда определяется прежде всего спецификой ее хозяйственной деятельности и особенностями использования объектов интеллектуальной собственности.
Производитель ткани не задается целью продавать лицензию на использования ко-пий произведения на ткани. С помощью рисунка он лишь пытается повысить привлека-тельность ткани для потребителя. но продает он прежде всего именно ткань с ее специфи-ческими физико-химическими свойствами, которые не зависят от того, какой дизайн в ней использован. Вместе с тем ткань не перестает быть копией произведения. Поэтому приоб-ретение контрафактных тканей приводит к отсутствию у производителя сбыта оригиналь-ных тканей аналогичного дизайна. Исходя из этого, размер вреда в этом случае определя-ется именно рыночной стоимостью нереализованной в результате действий преступника ткани. При этом несущественно, что стоимость самого произведения, служащего дизай-ном, может быть гораздо больше либо меньше стоимости нереализованных тканей.
Аналогичное правило ввел п. 26 недавно принятого Национального стандарта №4"Оценка имущественных прав интеллектуальной собственности" (Постановление КМУ № 1185 от 03.10.2007 г.).

Если нарушителем авторских прав является юридическое лицо?
Уголовной ответственности подлежит только физическое лицо. Но если торговлю контрафактными тканями осуществляет юридическое лицо, то это не исключит уголов-ную ответственность, а напротив, усугубит ее. Ведь юридические лица всегда действуют через конкретных должностных лиц. А совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 176, 177 УК должностным лицом с использованием своего служебного положения являет-ся квалифицирующим признаком, влекущим более суровую меру наказания. В соответст-виями с разъяснениями Минюста и Госкомпредпринимательства к должностным лицам могут быть отнесены и физические лица – предприниматели в том случае, когда они при-влекают работников на условиях трудового договора.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости

Подписан Закон, расширяющий полномочия ВСУ и ограничивающий доступ к судебным решениям

Президент подписал принятый парламентом в конце октября Закон "О внесении изменений... подробнее...
Проект Уголовно процессуального кодекса Украины (05.07.2011)

На сайте Министерства юстиции Украины появился проект Уголовно процессуального кодекса... подробнее...
Проект Трудового кодекса Украины обсужден на слушаниях в Комитете по вопросам социальной политики и труда

Председатель комитета Василий Хара, открывая слушания, напомнил, что проект Трудового... подробнее...
Joomla 1.5 Templates by JoomlaShine.com